полиция, мвд, закон, министерство внутренних дел, объединенная редакция

Делились с потерпевшими пайком…

История/Конкурс «Забвению не подлежит»
Свой вклад в Великую Победу внесли органы внутренних дел Горного Алтая.
С началом Великой Отечественной войны полномочия милиции расширились. На неё возлагались обязанности по мобилизации населения, автотранспорта, лошадей, борьба с дезертирами, мародёрами, распространителями провокационных слухов, выявление провокаторов, размещение эвакуированных предприятий и населения.
Между тем, в действующую армию было призвано большое количество сотрудников органов внутренних дел. Людей катастрофически не хватало, работать приходилось с двойной нагрузкой. Тогда руководство органов внутренних дел Горного Алтая обратилось в комитеты комсомола местных организаций и учреждений с просьбой направить в милицию девушек-добровольцев. И многие откликнулись на этот призыв, заменили ушедших на фронт.
В целом личный состав милиции Горного Алтая был обновлён: рядовой на 23 процента, начальствующий – на 40 процентов. Некоторые службы обновились практически полностью. Например, служба участковых – на 90 процентов.

Сотрудники милиции вели борьбу с преступниками всех мастей. Ловили дезертиров, охраняли хлебозаготовительные пункты и другие народнохозяйственные объекты; изымали у населения незаконно хранящееся оружие. Война обнажила многие человеческие пороки. В условиях дефицита продуктов, промышленных товаров, всеобщего недоедания, спекуляция приобрела самые жестокие и уродливые формы. Хлеб, чай, молоко, сахар, мыло, папиросы стали предметами наживы в руках нечестных людей. Особым злом, в условиях военного времени, стали кражи хлебных карточек. Известны случаи, когда милиционеры делились своим, и без того скудным пайком, с людьми, пострадавшими от воров.
В Горном Алтае появились вооружённые банды, занимающиеся скотокрадством, способные в любую минуту нанести предательский удар в спину. При ликвидации банды Медведева в Усть-Канском районе был тяжело ранен начальник отделения милиции Агапов, в Турочакском районе при задержании бандитов – сотрудники милиции Лукьянов и Ваганов. Самоотверженный труд милиционеров Горного Алтая позволял разоблачать и выявлять преступников, наносящих большой ущерб народному хозяйству, а также уголовников всех мастей, которые грабили и убивали за буханку хлеба, за часы, за поношенный пиджак.
Как и во время гражданской войны, распространилась детская беспризорность. Голодные, обездоленные, ожесточившиеся дети, ставшие волею обстоятельств на скользкий преступный путь, как никто нуждались в поддержке и защите. И здесь им на помощь, конечно же, приходили сотрудники милиции, старавшиеся накормить, устроить крышу над головой и обогреть маленьких граждан большой страны, Порой женщины-милиционеры заменяли этим несчастным детям матерей.

Милиционеры вели работу по размещению и обустройству эвакуированных в Горный Алтай преподавателей московского педагогического института им. К.Либкнехта и Государственного плодоовощного института им. И.В. Мичурина и их семей; личного состава ленинградской школы военно-воздушных сил; граждан, эвакуированных из прифронтовых районов, вели розыск их родственников.
Сотрудники органов внутренних дел помогали фронту не только тем, что выполняли свои служебные обязанности. Во всех подразделениях Ойротского областного управления НКВД прошли митинги, посвящённые созданию фонда обороны, в который милиционеры Горного Алтая перечисляли свои трудовые сбережения, сдавали ценные вещи, ювелирные изделия. Осенью 1941 года началась кампания по сбору тёплых вещей для бойцов Красной Армии, инициатором которой выступили коммунисты и комсомольцы Ойротского областного управления милиции. Уже на следующий день после митинга сотрудниками в фонд обороны были сданы полушубки, шерстяные перчатки, ватные брюки, валенки, ватные фуфайки, тёплые носки и рубашки, рукавицы.
Почин мужей поддержали их супруги. Председатель совета жён коллектива НКВД и НКГБ города Ойрот-Тура Нечаева на общем собрании объявила о готовности в любую минуту встать на защиту Родины. Женщины регулярно посещали кружки гражданской обороны, становились донорами, организовали бригаду, помогавшую колхозу в уборке урожая…


Евгения ДУДОЛИНА
Фото из архива МВД по Республике Алтай


http://ormvd.ru/pubs/101/shared-with-the-victims-ration-/
полиция, мвд, закон, министерство внутренних дел, объединенная редакция

В Москве для детей сотрудников полиции провели праздничную ёлку

26 декабря в Центральном клубе МВД России прошла новогодняя ёлка Министерства внутренних дел Российской Федерации. На неё были приглашены около 200 ребятишек из разных регионов страны. Многие из детей – члены семей погибших сотрудников органов внутренних дел и сотрудников, получивших военную травму. Поздравить детей пришли также и сотрудники Министерства.

В рамках праздника для ребят был показан новогодний интерактивный цифровой спектакль «Следствие ведёт Дед Мороз». По завершении мероприятия всем приглашённым были розданы сладкие подарки и состоялось фотографирование с Дедом Морозом и Снегурочкой.

Проводить подобные мероприятия для детей сотрудников органов внутренних дел, погибших при исполнении обязанностей, – добрая традиция Министерства внутренних дел Российской Федерации. Помимо этого, ведомство так же ежегодно организует благотворительную акцию «Полицейский Дед мороз» и другие праздничные мероприятия.

Михаил МОЗГАЧЕВ
полиция, мвд, закон, министерство внутренних дел, объединенная редакция

Первый транспорт - автолюлька

Социальные кампании, пропагандистские мероприятия и акции, направленные на популяризацию использования детских удерживающих устройств и защиту прав детей-­пассажиров, в уходящем году охватили большую часть регионов России.

Дети в автомобиле являются самой уязвимой категорией пассажиров. В ДТП аналогичной тяжести они страдают значительно серьёзнее, чем взрослые. При этом штатные системы безопасности автомобилей не рассчитаны на защиту детей. Многочисленные «краш­-тесты», проведённые как в России, так и за рубежом, подтвердили, что при автоаварии риск смертельных травм у ребёнка, находящегося в автокресле, снижается в 2,5-­3 раза.

Число ДТП с участием детей­-пассажиров в России по-­прежнему остаётся высоким: с начала года произошло 7,9 тысячи подобных аварий. В них погибли 397 детей, ещё почти 9 тысяч были ранены.

Данные статистики свидетельствуют о том, что водители часто игнорируют установленные правила, хотя в пункте 22.9 Правил дорожного движения указано, что перевозить детей в возрасте до 12 лет следует только с использованием детских удерживающих устройств или иных средств, позволяющих пристегнуть ребёнка с помощью ремней безопасности. Два года назад сумма штрафа за такие нарушения была увеличена до 3000 рублей. Но, как отмечают эксперты, усиление наказания не решило проблему полностью. Родители продолжают пренебрегать правильной перевозкой ребёнка в автомобиле.

Для снижения смертности среди детей­-пассажиров на протяжении последних нескольких лет в России проводится широкомасштабная социальная кампания «Автокресло - детям!». Проект призван напомнить родителям, что любая, даже самая короткая, поездка ребёнка в автомашине должна проходить только с использованием детского удерживающего устройства. Поэтому одной из самых первых покупок для новорождённого должна стать автолюлька, которую впоследствии сменит детское автокресло.

Впервые кампания «Автокресло ­ детям!» была реализована силами Госавтоинспекции МВД России, Российского союза автостраховщиков и Экспертного центра «Движение без опасности» в конце 2011 года. Проект получил федеральный охват, поддержку ведущих СМИ, что привело к желаемому результату: детские удерживающие устройства стало использовать значительно большее число родителей, а показатели детской смертности и травматизма снизились. Поэтому было принято решение не останавливаться на достигнутых результатах.

На сегодняшний день проект продолжается уже 4 года. В уходящем 2015-­м в субъектах Российской Федерации прошло несколько сотен мероприятий, посвящённых пропаганде использования детских удерживающих устройств, просвещению на тему их правильного выбора и тонкостям транспортировки детей, контролю за безопасностью перевозок самых беззащитных участников дорожного движения.

Повсеместно прошли акции «Ребёнок -­ главный пассажир», «Пристегните самого дорогого», «Детское автокресло». Дети вместе с автоинспекторами и другими участниками акций вручали водителям буклеты с Правилами дорожного движения и напоминали, что безопасность детей­-пассажиров зависит от внимательности взрослых и соблюдения ими ПДД.

Сотрудники ведомства провели множество мероприятий, в ходе которых будущим и уже состоявшимся родителям рассказывалось о том, как выбирать и устанавливать детские автокресла, которые могут существенно снизить риск получения смертельных и тяжёлых травм только в том случае, если они будут качественно сделаны и правильно установлены.

Акции по вручению детских автолюлек при выписке из роддомов состоялись в Карачаево­-Черкесской Республике, Краснодарском и Ставропольском краях, Калининградской области, Ханты­-Мансийском, а также Ямало­-Ненецком автономных округах и в других регионах.

Представительницы женских общественных организаций отправились вместе со своими детьми, обязательно пристёгнутыми ремнями безопасности и сидящими в детских автокреслах, в автопробеги.

Госавтоинспекция проделала большую работу и с самими детьми: на примере роликов, фильмов, адаптированных под возраст ребёнка, малышам рассказывалось о Правилах дорожного движения, о дорожных знаках, о нарушениях, которые ни в коем случае нельзя совершать.

С пониманием отнеслись сотрудники Госавтоинспекции к проблеме, с которой часто сталкиваются многодетные семьи, которые в силу обстоятельств не всегда могут позволить себе покупку качественных детских удерживающих устройств для каждого ребёнка. Регулярно Госавтоинспекция дарила таким родителям детские автокресла.

А для работы со взрослыми, которые осознанно перевозят детей, не соблюдая базовые правила безопасности, проводились профилактические рейды, в ряде регионов участие в них принимали уполномоченные по правам ребёнка и руководители администрации. Для максимальной эффективности проверки осуществлялись возле детских учреждений.

Волна конкурсов на лучшие рисунки и фотоснимки с изображением ребёнка в автокресле прошла по многим регионам России. Особенно много интересных работ собрали в Республике Тыва и Ставропольском крае. Победители и участники получали призы, а фото расходились в Интернете, призывая других родителей тоже заботиться о своих детях.

Госавтоинспекция постоянно привлекала внимание журналистов к теме детских перевозок: сотни публикаций, эфиров и передач, пропагандирующих грамотный и ответственных подход к транспортировке маленьких пассажиров. Сюжеты о детях, выживших благодаря использованию автокресел, и детях, которые могли бы остаться в живых, если бы их перевозили, используя детские удерживающие устройства, также регулярно появлялись в новостях.

Пропагандистская работа была по­-настоящему последовательной и велась с очень широким кругом людей, имеющих отношение к детским перевозкам, начиная от родителей, медицинских работников, воспитателей и учителей, журналистов, заканчивая представителями органов власти.

Эксперты в области безопасности дорожного движения единодушны во мнении, что только комплексный подход к проблеме позволит продолжить и закрепить положительные тенденции, которые были достигнуты в области детской дорожной безопасности, сохранить жизнь и здоровье маленьких участников дорожного движения.

Что нельзя покупать на вырост

В российских регионах начинаются информационно-­пропагандистские семинары по правильной и безопасной перевозке детей в возрасте до одного года в транспортных средствах.

Проект будет проходить в родильных домах и детских больницах в Смоленской, Калужской и Владимирской областях в рамках Федеральной целевой программы «Повышение безопасности дорожного движения в 2013 ­- 2020 годах» при поддержке Госавтоинспекции и Экспертного центра «Движение без опасности».

Тема занятий посвящена перевозке детей в самый хрупкий и опасный период их жизни -­ первый год. В России только за 11 месяцев 2015 года в дорожно­-транспортных происшествиях погибли 62 ребёнка, которым не исполнилось года, 589 пострадали. Уязвимость малышей в этот период жизни усугубляется тем, что родители верят во множество распространённых мифов о детях в автомобиле. К ним относятся заблуждения о том, что малыш будет находиться в большей безопасности в маминых руках, а не в детском удерживающем устройстве, что автокресло, купленное «на вырост», окажется более логичным приобретением, что штатный ремень безопасности применим для любого возраста. На самом деле такие мифы, воплощённые в жизнь на дорогах, не только не помогут ребёнку, но усугубят последствия от ДТП.

Программа занятий разработана специалистами Госавтоинспекции, Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика Кулакова и Экспертного центра «Движение без опасности». Слушатели семинаров узнают, как правильно выбирать безопасное детское удерживающее устройство и перевозить в нём ребёнка, какие места в машине представляют для детей наибольшую опасность, почему малыша нельзя оставлять в транспортном средстве одного, для чего необходимы световозвращающие элементы в коляске и как отличить качественные изделия от подделок.

В каждом городе в семинарах примут участие сотни человек ­- молодые и будущие родители, а также медицинские работники. После завершения мероприятий все методические материалы останутся в регионах, чтобы работники медицинских учреждений могли самостоятельно проводить семинары для молодых семей на регулярной основе. Помимо этого, в 120 медицинских учреждениях ­- по 40 в каждом регионе ­- будут размещены информационные плакаты, объясняющие главные принципы безопасности на дороге.


Справка:

Мероприятия и пропагандистские акции Госавтоинспекции в 2015 году

Все мероприятия, проводимые Госавтоинспекцией в течение года, были адресованы различным категориям участников дорожного движения: пешеходам, пассажирам, велосипедистам, водителям скутеров и мопедов, и охватывали широкий спектр проблем предупреждения дорожной аварийности. Содействие в проведении данных мероприятий оказали представители региональных органов государственной власти, общественных организаций, неформальных объединений, духовенства. К участию в мероприятиях привлекались известные деятели науки, культуры, искусства, спортсмены, журналисты. Так, при поддержке медиа-персон в ряде регионов прошли массовые широкомасштабные мероприятия для детей и их родителей, «открытые уроки» для школьников по правилам дорожной безопасности, автопробеги и пр.

Повышение культуры поведения и формирование правосознания участников дорожного движения является приоритетным направлением работы в сфере информационно-пропагандистского сопровождения деятельности Госавтоинспекции. В этих целях в 2015 году проведены следующие информационно-пропагандистские кампании: «Прогноз безопасности», «Шлем всему голова», «По правилам», «Автокресло - детям!», «Академия безопасного вождения», «Засветись!».

http://www.ormvd.ru/pubs/100/the-first-transport-car-seat/

полиция, мвд, закон, министерство внутренних дел, объединенная редакция

«Не просто точка на карте»

Кому-то из наших коллег выпало служить в населенных пунктах с необычными названиями. Таких мест в России великое множество, порой романтичных, порой – просто веселых. Наш рассказ – о некоторых из них.
Сойду на Новогодней

Есть в нашей необъятной стране необычная платформа с запоминающимся названием, особенно оно врезается в память, когда бываешь на ней в зимние новогодние дни ­- Новогодняя. Находится она в Первомайском районе Новосибирска.

Откуда такое праздничное название? Об этом сейчас помнят только ветераны железной дороги. Её строительство завершили в декабре 1968 года. Всё было готово к работе, оставалось только включить автоматику, но электроника давала сбои, не работала сигнализация. Весь последний день 31 декабря искали ошибку, раскладывали на столе схемы, бегали на морозе по заснеженным путям. Когда же наконец главный инженер Борис Шпигельман обнаружил провода, которые нужно было правильно соединить, до наступления Нового года оставалось совсем немного времени ­- 30 минут! Включили, всё работает! Так что участники запуска даже успели к новогоднему столу. После такого напряжённого дня другого названия для платформы просто быть не могло.

По словам сотрудников транспортной полиции УТ МВД России по СФО, происшествия тут - большая редкость. Пассажиры доброжелательны, особенно в новогодние деньки.

На остановочной платформе Новогодняя несут службу полицейские отдельного взвода патрульно­-постовой службы полиции линейного отдела МВД России на станции Инская сержанты полиции Вячеслав Гаврилов и Александр Полосков.

Пассажир платформы Новогодняя Владислав ГАЛЕНКО

Фото Михаила ТИМОФЕЕВА

Венецианский участковый

Участковый уполномоченный отдела МВД России по Дюртюлинскому району Республики Башкортостан лейтенант полиции Динар Фахруллин может уверенно сказать: в Венеции он бывает по несколько раз за неделю. Для этого не нужны ни самолёты, ни поезда, тем более, что до ближайшей железнодорожной станции больше ста километров.

Служебная «Нива» или снегоход - и вот уже наш участковый на курорте, ведь около деревни располагается санаторий с таким же красивым названием. Венецианским участковым Динар стал недавно - в июле прошлого года. Места здесь красивые, а люди - спокойные, считает лейтенант полиции Фахруллин, который лучше всех, как и положено участковому, знает оперативную обстановку в окрестных десяти деревнях и сёлах.

В Венеции, что на берегу уральской реки Белой, живут сегодня всего 83 человека, в основном пенсионеры. Лишь с наступлением дачного сезона жизнь вокруг слегка оживляется ­- из Уфы в свои загородные дома приезжают отдыхающие. Даже единственное преступление за год совершено летом.

«Здесь есть фермерское хозяйство. В конце весны фермеры отправили свой скот на летнюю карду. Вскоре мне из дежурной части передали сообщение, что из хозяйства поступило сообщение о краже. Оказалось, что из хозяйственного помещения летнего лагеря пропали сварочный и газорежущий аппараты. Все жители у нас наперечёт, и уже через день мы со следственной группой изымали похищенное из сарая одного из жителей соседней деревни. Оказалось, что он с односельчанином забрался в фермерский сарай и похитил оборудование. Краденое злоумышленники собирались продать, но не успели - мы помешали», - рассказывает Динар.

За полтора года, что лейтенант полиции Фахруллин отвечает за свой участок, к венецианцам на вызовы приезжать доводится нечасто. В отличие от темпераментных жителей Аппенинского полуострова, здесь их географические тёзки не отличаются горячим нравом или бурным проявлением эмоций. Поэтому башкирская Венеция - почти райский уголок, если бы не крепкие уральские морозы.

Максим РОДИОНОВ

Фото из личного архива Динара Фахруллина

Республика Башкортостан

http://www.ormvd.ru/pubs/100/not-just-a-dot-on-the-map/

полиция, мвд, закон, министерство внутренних дел, объединенная редакция

Однажды под Новый год

Доводилось ли вам Новый год встречать на дежурстве? Когда бой курантов, доносящийся из стоящего в дежурке старенького телевизора, заглушает хмельные песни задержанных. Когда телефон раскаляется от поступающих сообщений о происшествиях, главное действующее лицо которых ­- Дед Мороз. Когда под окном звучит пиротехническая канонада, а уровень алкоголя в крови жителей обслуживаемого участка резко повышается. Доводилось? Вот и нашим героям тоже…
...И пахнет чем-­то вкусным
Владимир БАТАЕВ - командир отделения Отдельного взвода ППСП № 2 Сызранского ЛО МВД России на транспорте УТ МВД России по ПФО, старший прапорщик полиции:

В прошлом году 31 декабря я сопровождал поезд «Южный Урал», следующий из Москвы в Челябинск. Ранним утром первого числа, когда все пассажиры ещё спали, нам поступило сообщение: в одном из вагонов буянит семейная пара. Прибежали с нарядом на место ЧП. В коридоре встретили начальника поезда: форменная рубашка - в жирных пятнах, голова испачкана белым соусом и пахнет, чем-­то очень знакомым. Оглянулись, а вокруг: на стенах, окнах, шторах, ковровой дорожке - в общем, повсюду разбросан салат оливье.
Оказывается, в «нехорошем» купе ехала компания ­- муж, жена и её подруга. К праздничному застолью женщины взяли из дома несколько блюд. Всё было хорошо, пока муж не попробовал оливье. Не довольный вкусом салата мужчина высказал претензии супруге, на защиту которой встала подруга. Ночью большого скандала устроить не удалось - обессилев от выпитого, мужчина быстро уснул. Зато утром глава семейства взял реванш и довёл разборку до логического завершения. Услышав, что на завтрак ему вновь предлагают отведать вчерашний оливье, разъярённый пассажир швырнул контейнер в дверь купе. Именно в этот момент к ним и заглянул начальник поезда ­- хотел проверить, всё ли в порядке…
Сначала мы хотели закрыть глаза на инцидент, тем более что начальник поезда был мужик не злопамятный - чего только в семьях не бывает. Но женщины, напротив, оказались на редкость принципиальными и требовали ссадить дебошира. Делать нечего - составили протокол, гражданочки в нём расписались как свидетели. Но «снимать» с поезда мужчину нам всё равно было как­-то неловко. «Зря вы так. Салат-­то вкусный был. Я, когда с лица его убирал, немного попробовал», ­- уже в тамбуре сказал ему начальник поезда. «Да бросьте вы, зато теперь я хоть нормально отдохну», - ответил нам пассажир и спрыгнул с поезда.

Читать далее: http://www.ormvd.ru/pubs/100/once-the-new-year/
полиция, мвд, закон, министерство внутренних дел, объединенная редакция

Лекарство от всех болезней

Свой 85-летний юбилей известный журналист в погонах и поэт Николай Фёдорович Сальников встречает новыми стихами.

Если вам придётся заглянуть на огонёк к Николаю Фёдоровичу Сальникову по каким-либо делам, то он непременно скажет: «Дела потом, а сейчас послушайте». И начнёт читать свои стихи. О чём? Да, собственно, обо всём, потому что за плечами этого человека - большая интересная жизнь.

Николай Сальников родился 19 декабря 1930 года, окончил зенитно-артиллерийское училище, но военную стезю перебила его неуёмная страсть к творчеству. Он окончил факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова и шесть лет работал в газете «На боевом посту» Московского округа противовоздушной обороны. Но так сложилось, что основной, главной «специализацией» в его профессии и жизни стала милицейская журналистика. Двадцать пять лет отдал Николай Фёдорович службе в журнале МВД СССР «Советская милиция», работу в котором начал с должности литературного сотрудника, а затем на долгие годы стал одним из самых ярких его и, как сказали бы сегодня, креативных главных редакторов.

Те, кто знает Николая Сальникова как талантливого журналиста, отмечают и другой его несомненный дар – поэтический. Умение писать, и особо – умение писать стихи, как ещё замечали классики – это природные задатки плюс огромный ежедневный труд. И в этом плане Николая Федоровича, отдавшего тридцать лет журналистике, и по сей день оставшегося верным поэзии, можно назвать трудоголиком. Он - автор многих поэтических произведений, лауреат литературного конкурса «Доброе слово» МВД России.

Так случилось, что несколько лет назад Николай Фёдорович серьёзно заболел. Но известный среди коллег как отчаянный жизнелюб, Николай Сальников стойко пережил душевные и физические боли, и не только не опустил рук, но и не выпустил из них пера.

- Считаю, что лучшее лекарство для меня – поэзия, –  говорит он сам. – В ней моё спасение и исцеление.

Поэт издал уже три сборника стихов, четвёртый – на походе.

Творчество Николая Сальникова – продолжение русской классической поэзии. Его стихи – своеобразный нравственный указатель: куда идти и что делать. В них одновременно и красота, и глубокий смысл. Они, как натянутая струна, звучат ясно, точно, уверенно, с тёплыми эмоциональными переливами. Оттого читатель готов сопереживать его героям – как правило – людям светлым и целеустремлённым, мужественным и отзывчивым. И, что немаловажно, у многих есть свои реальные прототипы. Особое место занимает в творчестве Сальникова лирика. Родина, природа, любимая женщина - всё это для поэта имеет тот самый смысл, который иные ищут всю жизнь.

Предлагаемая нами подборка стихов полковника милиции в отставке Николая Сальникова, уверены, будет встречена с интересом.

Возвращаясь к круглой дате, которую отмечает наш коллега, то помимо традиционного пожелания здоровья и счастья, желаем ему и впредь столь же незамутнённого взгляда на жизнь и столь же острого и талантливого пера.
Виктор Лыков,
писатель, председатель Совета ветеранов
Объединённой редакции МВД России
***
Запуржило. Заметелило. Завьюжило.
А казалось, будет ладненьким денёк.
Забежал к тебе, подруга, не на ужин я -
На вечерний мятой пахнувший чаёк.

На чаёк, а он с рассказами-проказами.
На чаёк, а он, похоже, неспроста:
Чтоб тебя увидеть - зорьку ясноглазую
И погладить рядом спящего кота.

Мы с тобой чаи гоняем пред иконами.
Кто ты, женщина? Ты - счастие моё!
А за окнами со свистами и стонами
Дико пляшет колдовское сатаньё.

Угощаюсь я варень-и-цем смородинным!
На часы гляжу: «Пожалуй, мне пора!»
«Ой, куда же ты в такую непогодину?
Оставайся же, чего там, до утра».

И тогда гоню котяру нежно в сенцы я,
Африканского лишая бытия:
«Ты чеши отсюда. Понял, мордуленция?
Спать с хозяюшкой сегодня буду я!»

Запуржило. Заметелило. Завьюжило.
Запорошенными высятся стога…
Этой ночью стал, твоим, родная, мужем я.
Ай, спасибо тебе, снежная пурга!


Я ИДУ ПО ГРИБЫ…

Я иду по грибы в неизменном плаще парусиновом.
А в осеннем лесу, будто в сказочном райском саду.
И пускай не мигнёт светофором своим подосиновик.
Не нарежу опят - может, яркую строчку найду.

Как застывший солдат, рослый тополь совсем не колышется.
Клён на ветви набросил цветастый по моде тулуп.
Кто сказал, что стихи за столом, словно рапорты, пишутся?
Стих - он больше слагается мерным движением губ.

Не нарежу опят - поверну на деревню, где смолоду
Брал лисичек в бору под отчаянный крик петуха.
Так и кажется мне, что случайно рассыпалось золото
Ярко-жёлтыми звёздами в зелени мокрого мха.

В сотый раз… В сотый раз я ныряю под ельник, под лапчатый.
И пускай не заглянет в кошёлку ни рыжик, ни груздь.
Может, лес, как наждак, ототрёт на душе моей ржавчину.
Может, только в лесу я живительных сил наберусь.


А ЧТО ЗА ЕНИСЕЕМ?

«Расея, ты, Расея,
По «телику» - концерт.
Сижу себе - уют.
Поют, поют. Божественно поют!
От Волги до Енисея»!

Тут стало плохо мне, мне стало плохо.
Ну, надо же… Ни выдоха, ни вздоха.

А что? За Енисеем - чья земля?
А что? За Енисеем - чьи просторы?
Чьи реки и тайга? Чьи житные поля?
Чьи поселенья, пастбища и горы?

Владивосток. Прижатый к океану.
Кому принадлежит? Какому Чингисхану?
Неужто оный - продолжение Аляски?..
На сцене хор. На светлой сцене пляски.

На светлой сцене байки, трали-вали.
А мы, как будто, территорию отдали.

И стал экран какой-то хмуро-мглистый.
И я сижу взволнованный. Краснея.
Товарищи, любимые артисты,
А что за Енисеем? Не Расея?

http://www.ormvd.ru/pubs/101/the-cure-for-all-diseases/
полиция, мвд, закон, министерство внутренних дел, объединенная редакция

Противостояние идеологам зла

Недавно все мировые телевизионные каналы показали воистину страшные кадры, маленький мальчик, которому на вид не более пяти лет, облачённый в форменное обмундирование «воина Аллаха», боевым ножом - размером с половину своего тела - профессиональными движениями перерезает горло плюшевому мишке. А по завершении казни игрушки в лучших традициях своих «учителей» выкрикивает победный клич.

Ролик бескровный. Но то Зло, что таит в себе внутренняя сила таких показательных выступлений, беспрецедентно по своей жестокости и убийственному духу.

«… ИГИЛ вербует детей и обучает их, как пользоваться оружием, чтобы в будущем они стали «настоящими моджахедами», «львятами халифата».

«Они нас научили, как правильно перерезать горло пленникам, как взрывать себя, учили, как пользоваться ручной гранатой: потянуть за кольцо и бросить, иначе она взорвётся у нас в руках», - это слова четырнадцатилетнего мальчика по имени Рагиб аль-Яс Ахмед, сказанные одному из зарубежных телерепортёров на камеру. А вскоре было получено и официальное подтверждение того, что ИГИЛ (ДАИШ) имеет в своей структуре специальные тренировочные лагеря, где «искусству убивать» обучают детей и подростков. Тогда же местные спецслужбы «вышли» на детский военный лагерь, базировавшийся на севере Сирии. Он назывался «Дети Халифата»…»
http://www.ormvd.ru/pubs/100/opposition-to-the-ideologists-of-evil/

полиция, мвд, закон, министерство внутренних дел, объединенная редакция

Галина Беседина: Жизнь против течения

Её называли самой красивой женщиной Советского Союза. От поклонников не было отбоя. Но в жизни она была предана только мужу, а в творчестве – практически единственному партнёру по сцене. К сожалению, обоих уже нет с нами. Но жизнь продолжается. И сегодня, в свои семьдесят, а возраста она не скрывает, эта женщина всё так же привлекательна и мила. Всё так же со сцены звучит её дивный завораживающий голос, и всё так же к зрителю она выходит со своей верной спутницей – гитарой.

В гостях у журнала «Содружество» – Народная артистка России Галина Беседина.

– Галина Ильинична, Ваши предки, как известно, дворянского происхождения. Осознание этого отразилось как­-то на Вашей судьбе?

– Да, мой дедушка был дворянином и весьма состоятельным человеком, знал шесть европейских языков, состоял в качестве юриста на службе в аппарате Временного правительства. При новой власти дед успел поработать торгпредом и даже побывал в Лондоне. Но когда начались репрессии, его посадили. Освободился он перед самой войной, домой вернулся больным. Умер дед рано, в 42 года. Врачи во время операции по ошибке вместо больной почки удалили ему здоровую. Через какое­-то время за ним вновь приехал «чёрный воронок». «Где твой муж?» – спросили мою бабушку. «Он умер», – ответила она. А в ответ: «Повезло же тебе, бабка. А не то бы вы все тут «загремели»!

Ещё до революции дед купил двухэтажный дом в центре города. Но впоследствии практически всё это было отнято.
И из двух этажей с 25 комнатами наша семья занимала лишь две. В одной – жила бабушка с сестрой и её дочерью, в другой – наша семья, состоящая из родителей и двух детей…

Моя мама воспитывалась в аристократической среде, до поры до времени жила в достатке и благополучии. До семнадцати лет няня заплетала ей косу. Но потом жизнь повернулась так, что о своём происхождении пришлось забыть. Однако мама никогда не жалела того, что у неё было отнято. Она приняла это как должное и, приспосабливаясь к новым условиям жизни, всю себя посвятила семье и детям.

А на моей судьбе сказалась скорее всего не дворянская родословная, а семейное воспитание и образование. В нашей семье культивировались порядочность, благородство, ответственность, чувство долга. Всё это передалось, конечно, и мне, и моей сестре. Кроме того, всегда вспоминаю слова отца, обращавшегося к нам, детям: «Самое главное, чтобы вы были образованными людьми».

– Ваш отец прошёл всю войну. Он что­-нибудь рассказывал о своём военном прошлом?

– Мой отец был замечательным человеком. Он первым из учащихся Ленинградской консерватории ушёл добровольцем на фронт, и с первого и до последнего дня блокады Ленинграда воевал на его рубежах. Прошёл всю войну, был ранен. Мама вместе с моей родившейся в 1942 году сестрой Светой всё страшное время блокады провела в городе. И с этим периодом связана памятная для нашей семьи история.

Сестре ещё года не было. Вок­руг всё гремело, взрывалось. Мама сидела с ней в комнате, в большом кресле. И вдруг малышка произносит своё первое слово. Но не «мама», а «бух!». Мама вместе со Светой вскочила с кресла, и через секунду осколок бомбы разбивает вдребезги четырёхметровые хрустальные стёкла в окне, и от кресла остаются одни обломки. Получается, что маленький ребёнок почувствовал беду и сумел предупредить о ней.

В тот день вся наша улица пострадала от бомб. И можно сказать, что наша семья уцелела чудом…

Отец рассказывал потом, как узнав о бомбёжке, отпросился у командира, чтобы проведать родных. Когда он шёл по улице Некрасова, вся мостовая была завалена битыми кирпичами и стёклами. Он не знал, застанет ли в живых свою семью. Когда поднялся на второй этаж, увидел маму и Свету – обрадовался неимоверно. Вместо разбитого оконного стекла он прибил к раме фанеру. Так до конца войны семья и прожила с этим заколоченным окном, при коптилочке…

Голод в городе был страшный. Мама иногда приходила в часть к отцу, приносила ему Свету. Отец брал её и давал пососать что-­нибудь вроде кусочка сухой колбасы. Он отрывал всё что можно от своего скудного солдатского пайка, чтобы передать семье. И, допус­тим, когда ему давали суп, ждал, пока он остынет, чтобы снять кусочки жира и передать маме…

В 1945 году отец вернулся с фронта. И лишь тогда узнал, что у него уже родилась вторая дочь, то есть я.

– Только ли то, что Вы выросли в семье музыкантов, предопределило Вашу музыкальную карьеру?

– Да, действительно, мои родители оба закончили Ленинградскую консерваторию. Это, конечно, способствовало формированию моей музыкальной культуры. Кроме того, папа и мама всегда стремились дать нам, своим детям, хорошее образование. Но тем не менее свою стезю в жизни я выбирала сама, без каких-­либо родительских рекомендаций. После школы поступила в музыкальное училище по классу рояля. И уже учась на последнем курсе, побывала на спектакле гастролировавшего тогда в Ленинграде Московского художественного академического театра. Узнала, что он объявил о наборе студентов. Так я оказалась в Москве, где поступила в школу-­студию при МХАТе на актёрский факультет. По окончании устроилась на работу в «Москонцерт».

– С какого возраста Вашей спутницей на музыкальном поприще стала гитара? Как Вы сегодня оцениваете своё мастерство владения этим инструментом?

– Играть на гитаре я начала на четвёртом курсе учёбы во МХАТе. Я пела и подыгрывала себе. Потом окончила гитарные курсы и на протяжении примерно двадцати лет много занималась игрой на инструменте. И эти навыки очень пригодились, когда наш дуэт с Серёжей Тараненко на какое-­то время распался. В 90­-х годах он в один прекрасный день закрыл крышку рояля и сказал, что хочет быть солистом. После этого мне пришлось аккомпанировать себе самой. Кроме того, я пригласила к сотрудничеству профессионального гитариста. Так на две гитары мы делали мои сольные концерты. И поскольку мастерство владения инструментом моего партнёра было высочайшим, я не смела перед ним ударить в грязь лицом, а потому занималась на гитаре по четыре часа в день, и играла очень здорово. С той программой мы объездили буквально весь бывший Советский Союз. Это были замечательные времена! После каждого нашего концерта зал вставал. Так что я считаю, что тогда под две гитары мы творили чудеса! Когда же мой партнёр ушёл из жизни, а я очень тяжело переживала его кончину, гитару я подзабросила. И сейчас мой уровень владения инструментом весьма скромный.

– Расскажите о своём сот­рудничестве с Микаэлом Таривердиевым?

– Микаэл Леонович – мой учитель, мой музыкальный бог. С 20 лет я буквально бредила его музыкой. Когда слышала произведения Таривердиева, замирала и не могла сдвинуться с места. После того, как вышла замуж за Виктора Беседина (Народный артист РСФСР –прим. автора), состоялась наша встреча с Таривердиевым. Мой муж, будучи его другом, позвонил Микаэлу Леоновичу и сказал, что я хочу петь его песни… Когда Таривердиев открыл дверь своей квартиры, я, увидев его, сказала: «Спасибо, что вы есть на свете!» и заплакала. После моего прослушивания он дал согласие на совместную работу. К тому времени я уже пела в дуэте с Сергеем Тараненко, который выступал в качестве пианиста вместе с моим мужем. Мы сделали несколько произведений, показали их Микаэлу Леоновичу. Он же для дальнейшего сотрудничества выдвинул одно условие: нигде не выступать в течение года, посвятив это время репетициям. И целый год мы с Сергеем работали в мастерской маэстро. За это время сделали огромную программу: песни и романсы на музыку Таривердиева из фильмов, цикл песен на стихи Михаила Светлова и Эрнеста Хемингуэя в переводе Андрея Вознесенского (из спектакля «Прощай, оружие»). Потом последовали победы на Всесоюзном и международных конкурсах. А после них наш дуэт в течение семи лет ездил с Микаэлом Леоновичем по всей стране, участвуя в его сольных концертах. Мы выступали и в огромных залах столичных городов, и в крошечных поселковых клубах. И тут я не могу не вспомнить один эпизод этого концертного тура, который характеризует наше творчество.

Дело было на БАМе. На улице – мороз градусов 40. Мы пели в небольшом неотапливаемом зале. Достаточно разношёрстная публика сидела, не раздеваясь, в полушубках и шапках. А мы были верны своему жанру и пели песни на стихи Вознесенского, Пастернака, Ахмадулиной, Ахматовой. Не все слушающие, конечно, понимали эту музыку. Но всё же концерт прошёл на высоком эмоциональном уровне. И вдруг после его окончания выходит из зала мужик­-работяга в бушлате, бросает об пол шапку-­ушанку и страстно произносит: «Я никогда не слышал такой музыки и таких стихов! Но услышав их, хочу начать жить по-хорошему!»

Я считаю, что если есть такая реакция на моё творчество, то жизнь прожита не зря.

– Как известно, Микаэл Леонович по происхождению был армянином. Как он относился к своим корням? Присутствовал ли в его доме армянский колорит?

– Мы ездили с Таривердиевым в Ереван, и там у нас были замечательные концерты. Честно говоря, я никогда не задумывалась о его армянских корнях, потому что, несмотря на то, что у нас была многонациональная страна, мы жили в едином языковом и культурном пространстве. И главным было доброе отношение друг к другу вне зависимости от того, откуда ты родом. Вполне определённо могу сказать, что Микаэл Леонович был человеком русской культуры.

Как Вы уже отметили, Вам довелось объездить с концертами весь Советский Союз. Пребывание в каких республиках запомнилось больше? Может, были из них такие, где принимали наиболее тепло?

– Принимали везде хорошо. Особенно тепло встречали в столичных городах, где была подготовленная к восприятию наших песен публика, слушавшая концерт на одном дыхании. Но даже выступая в каком-нибудь сельском клубе, мы старались донести своё искусство и до неискушённого слушателя. Хотелось, чтобы люди поняли, что кроме эстрадного ширпотреба есть ещё и другая музыка, другая поэзия. И для меня самой большой творческой победой была ситуация, когда после концерта зал не начинал скандировать, а наоборот, возникала пауза. После финальной песни людям хотелось помолчать, подумать, осмыслить произошедшее. И лишь потом гремели аплодисменты.

– На протяжении всей своей творческой жизни Вы проявляли верность выбранному пути. Насколько трудно это давалось? Не возникало ли желания что­-то менять, экспериментировать?

– Микаэл Леонович нам с Серёжей Тараненко часто говорил: «Надо иметь смелость не нравиться публике». И ещё одна его цитата: «Смело гребите во имя прекрасного против течения». Это очень трудно! У нас же считается, что если ты ушёл со сцены, и после этого нет скандирования зала, то значит, ты плохо отработал. А после выступлений нашего дуэта в сборных концертах как раз не было бешеных оваций, как у других исполнителей, которые спели какой-­нибудь шлягер. У нас было искушение пойти по пути находящихся в моде звёзд эстрады и тоже ощутить вкус славы. Для этого мы с Сергеем пробовали отойти от своего репертуара и спеть что-­нибудь популярное. Но после этого возникало чувство стыда за то, что мы поём не то, что можем, не то, чего требует наша душа, наше образование. Во всяком случае, для меня было важно, чтобы зритель вместе с нами дорастал до тех высот, которые в нашем репертуаре заданы гениями композитора и поэта, а не просто слышал в очередном исполнении заезженный хит сезона.

– Как Вы считаете, насколько сегодня востребован среди слушателей, в сравнении с советским периодом, Ваш песенный репертуар?

– Мне очень жаль, что на радио и телевидении тот жанр, в котором я работаю, объявлен неформатом. И поэтому широкие слои молодёжи не имеют возможности услышать настоящую музыку и поэзию. Нельзя сказать, что сегодня со сцены не исполняют романсы. Исполняют. Но это классические произведения, которые у всех на слуху, вроде «Утро туманное», «Я встретил вас». У меня же совершенно другой жанр, тот, что стоит на стыке музыки песенной и камерной. Здесь музыка положена на стихи больших поэтов, и она далека от куплетной формы. Это скорее песни-­монологи, песни-­размышления. И сейчас практически нет композиторов, которые бы писали музыку к высокой поэзии. А всё потому, что слушает это небольшая аудитория.

– Несмотря на скоропостижный уход из жизни Вашего партнёра по сцене Сергея Тараненко, тем не менее дуэт Беседина – Тараненко продолжает своё существование. Расскажите об этом.

– Конечно же, моего Серёжу мне никто не заменит, потому что это был великолепный музыкант с хорошим голосом, потрясающий пианист и аранжировщик. У нас с ним произошло не только слияние голосов, но и слияние внутренних миров. Сейчас случается слышать много красивых вокалов. Но одних природных данных для исполнения песен мало. Для того чтобы произведение стало проникновенным, нужно вложить в него душу и сердце. А этому вряд ли можно научить, это от бога. А Серёжа как раз обладал этим редким качеством…

Если же сегодня на моих афишах можно увидеть имя Сергея Тараненко, то это не ошибка. Это племянник моего партнёра и друга – тоже Серёжа, тоже Тараненко, тоже играет на рояле и замечательно поёт. Он закончил Минскую консерваторию по классу «фортепиано», имеет хорошо поставленный голос и мечтает петь в опере. Мы с ним исполняем несколько произведений в память о Серёже и о Микаэле Леоновиче – дуэтом.

– Чем сегодня наполнена Ваша жизнь? Как часто случается выступать?

– Я не отказываюсь ни от одного концерта. Много из них социальных и шефских. Но на них приходит именно моя публика, и я это особенно ценю. 2 декабря в Москве в Доме учёных прошёл мой большой юбилейный концерт, где я исполнила песни из репертуара нашего с Сергеем Тараненко дуэта, а также новые произведения, к которым у меня лежит душа.

– Что бы Вы могли пожелать своим соотечественникам и жителям стран Содружества в новом 2016 году?

– Время сейчас очень сложное. И поэтому прежде всего я желаю мира во всём мире, в своём доме и в семье. Самое главное – держаться, не отчаиваться, любить своих родных, близких, друзей, и всё делать для того, чтобы всем, кто находится вокруг нас, было тепло, радостно и светло!

Евгений Каплун

Фото из личного архива Г.И. Бесединой

Редакция журнала выражает искреннюю благодарность Заслуженному работнику культуры Российской Федерации Валерию Григорьевичу Корну за помощь в организации интервью.


Справка:

Галина Ильинична Беседина родилась 31 мая 1945 года в Ленинграде.

Окончила Ленинградское музыкальное училище и Московскую школу-студию МХАТ.

Выступала с литературно-музыкальными композициями и программами под собственный аккомпанемент на гитаре, пока однажды не познакомилась с Сергеем Александровичем Тараненко. Так на советской эстраде появился дуэт, где два прекрасных голоса сопровождались игрой на 12-струнной гитаре и рояле.

Первой совместной работой молодых артистов было оригинальное исполнение популярных песен Микаэла Таривердиева из фильма «Ирония судьбы». Успех привёл дуэт к творческому союзу и личной дружбе с выдающимся композитором.

Значительным творческим достижением певцов стала победа на Всесоюзном телевизионном конкурсе «С песней по жизни» (1977 год). Затем они стали лауреатами Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Гаване (1978 год) и «Сопотского фестиваля Интервидения» в Польше (1979 год).

В 1988 году Галина Беседина была удостоена почётного звания «Заслуженная артистка РСФСР», а в 2006 году – «Народная артистка России».

16.12.2015
http://www.ormvd.ru/pubs/103/galina-besedina-life-against-the-current/
полиция, мвд, закон, министерство внутренних дел, объединенная редакция

«Тайфун», прошедший над Москвой

Великая Победа советского народа над фашистской Германией складывалась из не менее значимых «малых» побед. Первой из них стала победа в битве под Москвой, означавшая окончательный крах «блицкрига». После неё война приняла столь нежелательный для немецкого командования затяжной характер.

Но если раньше о боях на подступах к советской столице было известно только по рассказам отечественных историков и ветеранов, то сегодня стало возможным увидеть те же события с другой стороны фронта. И это обстоятельство лишь дополнило общую картину величайшей трагедии XX века, имя которой – война.

Адольф Гитлер, по приказу которого немецкие войска 1 сентября 1939 года вторглись в Польшу и развязали Вторую мировую войну, не принял во внимание опыт своего предшественника – германского императора Вильгельма II. Тот затеял в 1914 году войну в Европе сразу на два фронта, включая российский. В итоге это привело к краху Второго рейха.

Фюрер Германии точно так же, имея к 1940­-му году «британский» фронт, тем не менее принял решение развязать войну и на востоке. Стратегический план «Барбаросса», предусматривающий вторжение вермахта в СССР и молниеносный разгром сил Красной Армии, разрабатывался немецким генштабом с 21 июля по 18 декабря 1940 года.

Решение о войне с Советским Союзом и общий план будущей кампании Гитлер огласил своему генералитету вскоре после победы над Францией – 31 июля 1940 года. Причину этого шага он объяснил так: Англию победить не получается, поэтому, чтобы завершить общую войну, надо одержать решительную победу на континенте. Положение Германии станет неуязвимым только при условии покорения СССР.

Согласно планам очередного «блицкрига», три группы армий прорвутся сквозь неприятельские войска, расположенные вдоль границы, окружат и уничтожат их. Танковые группы проникнут вглубь советской территории и не дадут «русским» организовать новые линии обороны. В дальнейшем намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс.

О военно­-экономическом потенциале будущего противника речи вообще не велось. А между тем прежние доклады германского военного атташе в Москве генерала Эрнста-­Августа Кёстринга гласили, что военная мощь Советского Союза очень велика. Но Гитлер уделил этим докладам столь же мало внимания, сколь и данным о промышленности СССР и стабильности советской политической системы.

В штабе немецкого Верховного главнокомандования царила такая сильная уверенность в том, что победа будет одержана до наступления холодов, что зимнего обмундирования заготовили только на пятую часть армии.

Броневой аргумент

Немцы были уверены, что к началу новой войны их танки с технической стороны будут превосходить любые из имеющихся у Советов, и это поможет справиться с численным превосходством противника. В бронетанковых силах Германии (и её союзников) к началу кампании насчитывалось 4 198 лёгких и средних танков. Их вооружение состояло в основном из малокалиберных пушек и пулемётов, это давало возможность создавать на близких расстояниях зону огня, необходимую для поражения и деморализации живой силы противника. А высокая скорость движения танков являлась главным фактором стремительного и глубокого прорыва вглубь территории противника. Недаром один из пионеров моторизованных способов ведения войны генерал Хайнц Гудериан в своей брошюре «Внимание, танки!» написал: «Двигатель танка – такое же оружие, как и его пушка».

Таким образом, все недостатки немецкой бронетехники, такие как слабость и ненадёжность, компенсировались её быстрыми и манёвренными действиями в тесном взаимодействии с авиацией.

Противостоящая вермахту Красная Армия обладала в общей сложности более 24 тыс. танков (среди них насчитывалась 2 651 боевая машина новых марок, относящихся к категории тяжёлых (711 – КВ, 59 – Т­-35) и средних (1400 – Т­-34, 481 – Т­-28).

Возможно, благодаря контрразведке СССР, удалось скрыть не только разработку новых танков Т­-34, Т­-35 и КВ, но и их массовую поставку в войска. Поэтому появление этих машин на фронте стало для немцев полной неожиданностью.

Немецкий генерал Эрих Шнейдер свидетельствовал: «Танк Т­-34 произвёл сенсацию. Он был вооружён 76-­мм пушкой, снаряды которой пробивали броню немецких танков с 1,5–2 тыс. м, тогда как немецкие танки могли поражать русские с расстояния не более 500 м, да и то лишь в том случае, если снаряды попадали в бортовую или кормовую броню Т­-34».

И в будущем, в то время как немецкие конструкторы, дабы ликвидировать техническое отставание, лихорадочно разрабатывали и доводили до ума новые модели танков, типа «Пантера», «Тигр», «Леопард», советская промышленность планомерно выпускала с конвейеров уже испытанные в боях Т­-34.

Однако, как известно, использовать «гусеничное» превосходство на первом этапе войны советским войскам не удалось. Эффект от внезапного нападения и умелых действий командиров и солдат вермахта свёл на нет количественный бронетанковый перевес Красной Армии.

Наступление назад

Согласно плану операции «Барбаросса», боевые действия на восточном фронте должны были завершиться полной победой немецкого оружия в октябре, максимум, в ноябре 1941 года. При этом, как предполагалось, вермахт в обозначенные сроки выйдет на линию Архангельск – Волга – Астрахань.

Однако вскоре агрессорам, учитывая ожесточённое сопротивление разрозненных красноармейских формирований, пришлось вносить существенные коррективы в ранее запланированные действия.

4 августа в Новом Борисове (Беларусь) в штабе группы армий «Центр» состоялось совещание с участием Гитлера. Фельдмаршалы фон Бок и Гот придерживались мнения, что жизненно важно продолжить наступление на Москву. Но Гитлер первой своей целью назвал промышленную область вокруг Ленинграда, второй – Украину, потому как, во­-первых, фундамент для победы в том секторе уже заложен группой армий «Юг», во-­вторых, Германия нуждалась в сырье и сельскохозяйственной продукции для продолжительной войны.

Как полагало большинство фашистского генералитета, с военной точки зрения немцам в этот момент предстояло лишь добить неприятеля, изрядно потрепанного в сражениях. Москва – крупный транспортный, прежде всего железнодорожный, и коммуникационный центр Советского Союза, её падение оказало бы огромное психологическое воздействие не только на народы СССР, но и на остальные народы мира. Потеряв Москву как узел сообщений Советы столкнулись бы с огромными трудностями при переброске войск с севера на юг.

Почти не подлежит сомнению, что в августе 1941-­го вермахт был в состоянии захватить советскую столицу. Вопрос лишь в том, какие это повлекло за собой последствия.

С другой стороны, Гитлер весьма резонно опасался значительных группировок советских войск на севере и юге, которые при растянутых немецких тылах вполне могли пойти в контрнаступление и причинить немецкой армии немалый урон. Достаточно сказать, забегая вперёд, что в сентябре 1941-­го в «киевском котле» попали в окружение четыре советские армии. Немцы тогда захватили в плен 600 тыс. человек, в качестве трофеев им досталось 800 танков и 4 тыс. орудий.

Именно поэтому группе армий «Центр», уже готовой к броску на Москву, был отдан приказ: остановить наступление и перейти к обороне. При этом 2-­я танковая группа Гудериана и 2-­я полевая армия Вейхса были развёрнуты на Киев для поддержки армии «Юг», а танковая группа Гота двинулась в направлении к Ленинграду, чтобы укрепить армию «Север».

Танки Гудериана ещё вернутся на московское направление. Но в тот момент движение в сторону Киева, по сути, было отступлением. Немцам пришлось поворачивать на юго­-запад, а значит, дважды повторять один и тот же пройденный путь в 400 километров, за который техника сильно износилась. А советское командование тем временем получило столь необходимую ему передышку для переброски сил и строительства новых линий обороны на подступах к советской столице.

Дорожный синдром

Одной из двух извечных бед страны, которую немцы так хотели завоевать, были её дороги. К этой же самой «беде» в 1941 году приобщилась и фашистская армия. О дорожных «прелестях» красноречиво свидетельствуют записки немецкого генерала.

«11 июля. Ехать пришлось в облаках пыли, поднятой наступающими колоннами. Эта пыль, несмываемая уже неделями, густым слоем покрывала людей, оружие, машины. Она забивала цилиндры танковых моторов, значительно снижая этим эффективность их работы.

4 сентября. На то, чтобы преодолеть расстояние в 70 км, у меня ушло 4,5 часа – так сильно были размыты дождём дороги.

10 сентября. Всю ночь лил дождь. Моя поездка на следующий день оказалась крайне тяжёлой. Пришлось отказаться от услуг мотоциклистов. Еле справлялся даже мой полноприводный внедорожник. В конце концов, мы снова отправились в путь – нас вытянули командирские танки и артиллерийский тягач. Мы ехали по грязи со средней скоростью 10 км/ч.

10 октября. Курское направление. Следующие несколько недель везде царила грязь. Колесные машины могли перемещаться только с помощью гусеничных, которые быстро изнашивались в ходе постоянного выполнения несвойственных им задач. Тросов и цепей для буксировки не хватало, и на застрявшие машины с самолётов сбрасывались верёвки. Всё снабжение застрявших машин и их экипажей теперь производилось только с воздуха, и так на протяжении многих недель.

3 декабря. Из­-за падающего снега и гололёда дорога становилась опасной. Мой командирский танк попал в выбоину, вымытую осенними дождями в глинистой почве. Вытащить его в темноте никакой возможности не было…»

Однако неблагоприятные внешние факторы лишь замедлили нас­тупление вермахта, но не лишили его способности двигаться вперёд. Оккупационные войска с пробуксовкой и скрежетом всё же пробивались на восток.

После падения Брянска, Вязьмы и Орла немецкая танковая группа Гудериана и армия Вейхса предприняли наступление на Тулу. Единственная доступная дорога, трасса Орёл – Тула, явно не была рассчитана на движение по ней танков и тяжёлого транспорта, и через несколько дней интенсивного использования начала разрушаться. Более того, советские сапёры взрывали мосты по ходу своего отступления и минировали всё, что только можно было, по обе стороны дороги. Немцам приходилось мостить гать длиной в километры, чтобы обеспечить войскам хоть какое-­то снабжение.

Армия интервентов была вымотана осенним российским бездорожьем. Генерал Гудериан 6 ноября в письме на родину писал: «Весьма прискорбно для солдат и печально с точки зрения достижения цели, что приходится давать противнику передышку, откладывая наши действия на тот срок, когда прочнее установится зима. Никакие самые благие устремления не могут победить стихию…»

Жаркая зима

Когда сражение за Киев близилось к концу, командование группы армий «Центр» издало директиву о подготовке операции по захвату Москвы под кодовым названием «Тайфун». Битвы на ленинградском и киевском направлениях оттянули часть сил вермахта, предназначенных для наступления на советскую столицу. Но 30 сентября немцы возобновили движение на восток, по их замыслу, Москва должна была пасть до наступления холодов.

Однако осенние дожди и связанное с ними бездорожье уже не позволяли армии оккупантов сох­ранять прежнюю мобильность и маневренность.

Но и мысль фашистских военачальников о том, что зима станет панацеей от всех бед, связанных с распутицей в чужой стране, оказалась иллюзорной. К зимней кампании немцы оказались подготовлены из рук вон плохо. Ситуация со снабжением была ужасной. В результате больших потерь транспорта из­-за грязи и мороза, оставшихся машин и для боевых действий, и для обеспечения армии не хватало. Поскольку взамен потерянной техники тыловая служба ничего не получала, то приходилось пользоваться чем придётся. По большей части это оказывались сани.

К тому же Гитлер в самый разгар наступления приказал урезать штаты служб снабжения (которые счёл чрезмерно раздутыми) и отправлять освободившихся солдат в боевые части. Выполнены эти требования были с таким размахом, что система снабжения просто зависла.

Например, танкисты неделями не получали антифриз для систем водяного охлаждения двигателей. Не было ни маскхалатов, ни сапожной мази, ни белья. Многие из рядовых в ноябре при –22 С° ходили в хлопчатобумажных брюках. Спасаясь от холода, солдаты начали грабить население и военнопленных, добывая себе тёплые вещи, так что порой только по эмблемам можно было распознать в них солдат вермахта.

Немецкая техника вообще была мало приспособлена к зиме. Танки скользили по льду, так как шипов для траков вовремя не подвезли. Из­-за мороза невозможно было пользоваться танковыми перископами, а специальная мазь против их запотевания тоже не дошла до передовой. Топливо при стуже замерзало, масло загустевало. Для того чтобы завести танк, надо было сначала развести костёр под двигателем.

Германские войска, несколько месяцев проведшие в непрерывных боях, нуждались в отдыхе и пополнении. К декабрю 1941 года численность танков в группе армий «Центр» (вместе с переброшенной в качестве подкрепления к Москве 3-­й танковой группой группы армий «Север») снизилась с 3 290 до 1 170, причём далеко не все машины были боеспособны из­-за недостатка запчастей, зимней смазки и горючего.

Всего же на восточном фронте безвозвратные потери немецких танков с июня по ноябрь 1941­-го составили 2 251 единицу, из них – 348 средних танков Pz Kpfw IV.

Не меньшими были и людские потери. Немецкие силы таяли буквально не по дням, а по часам. На передовой некоторые пехотные полки от одних обморожений теряли до 500 человек, пулемёты не могли стрелять из­-за мороза, а 37­-миллиметровые орудия оказались бессильными перед танками Т-­34. Боеспособность немецкой пехоты была на пределе.

В то же самое время натиск советских войск усиливался. Во второй половине ноября на фронт по железной дороге были переброшены свежие части с Дальнего Востока, из Средней Азии и Сибири – по меньшей мере, 13 стрелковых дивизий и 5 танковых бригад.

И на этом фоне Гитлер, витающий в облаках иллюзий, требовал от своих генералов продолжения наступления войск.

Командующий 2­-й танковой группой армий «Центр» в своих мемуарах не стеснялся в выражениях при оценке сложившейся на фронте ситуации: «Я бы никогда не поверил, что действительно блес­тящее военное положение можно так про…ть за два месяца. Если бы вовремя было принято решение прекратить наступление и остановиться на зимовку на хорошем защитном рубеже, мы были бы сейчас вне опасности».

Недостижимая цель

В декабре немецкая пехота и танки, которые не дошли до Кремля с севера каких-­то километров 35, вынуждены были прекратить наступление, им не хватило сил добраться до столь близкой и желанной цели. Операция «Тайфун» провалилась. Ценой невероятных усилий советского тыла и беспримерного мужества бойцов Красной Армии Москву удалось отстоять.

5 декабря войска Калининского фронта, а 6 декабря – Западного и правого крыла Юго­-Западного фронтов перешли в контрнаступление, в результате которого немцы были отброшены от столицы СССР на 100–250 километров. Полностью были освобождены Тульская, Рязанская и Московская области, многие районы Калининской, Смоленской и Орловской областей.

Начиная с 22 июня 1941 года потери немцев на Восточном фронте составили 743 000 человек, или 23% от общей численности вооружённых сил в 3,5 млн человек.

Подводя итог неудачной нас­тупательной операции на Москву, генерал-­полковник Гудериан, писал: «Лишь тот, кто видел бесконечные русские снежные просторы той зимой и чувствовал дыхание царящего в них ледяного ветра, засыпающего снегом всё на своём пути, лишь тот, кто часами ехал по ничейной территории для того, чтобы увидеть в конце пути холодный домик с тонкими стенами, внутри которого сидят полуголодные солдаты в тонкой одежде, лишь тот, кто видел наряду с ними сытых, тепло одетых и неутомлённых сибиряков, имеющих всё необходимое для зимней военной кампании, – лишь тот, кто всё это испытал, может верно судить обо всём произошедшем».

Впоследствии, дабы найти оправдательные причины провала операции «Тайфун» и как-­то реабилитироваться перед населением, по указанию рейхсминистра народного просвещения и пропаганды Германии Йозефа Геббельса, была запущена целая информационная кампания, рассказывающая об ужасных климатических и дорожных условиях, в которых приходилось пребывать немецким солдатам осенью и зимой 1941­-го.

Страницы газет и журналов заполонили фотографии, на которых тыловые бюргеры видели немецкие машины, увязающие в русской грязи, погонщика, хлещущего лошадь, которая не может вытащить повозку из жидкого месива, танки, буксующие в толстом слое снега, немецкого солдата, с которого снежный вихрь срывает летнюю пилотку.

Всё это, безусловно, было. Но причина поражения вермахта в битве под Москвой была отнюдь не в распутице и не в сковавших её впоследствии морозах.

Теоретически подготовка к любой войне начинается с изучения территорий, на которых предстоит действовать войскам. И если вермахт оказался не готов к преодолению значительных расстояний, бездорожью и холодам и снегам, не свойственным Западной Европе, то это говорит лишь о том, что подготовка к войне германским генштабом была проведена поверхностно.

Но самое главное, что не учли при открытии второго фронта Гитлер и его приближённые, так это слов своего соотечественника – «железного канцлера» Отто фон Бисмарка, который предупреждал и современников, и потомков: никогда не воюйте с русскими…

Владимир Патрин

16.12.2015
http://www.ormvd.ru/pubs/103/the-typhoon-that-passed-over-moscow/
полиция, мвд, закон, министерство внутренних дел, объединенная редакция

Вызывающий огонь на себя

Кавалер ордена Мужества – звучит гордо, потому как общеизвестно, что за этой наградой стоит подвиг, благодаря которому были спасены человеческие жизни или предотвращена большая общественная опасность. Что же в таком случае можно сказать о тех людях, чьи форменные кители украшают сразу несколько таких государственных наград? А между тем за более чем двадцатилетнюю историю существования ордена Мужества (с 1994 года) три россиянина были награждены им четырежды: военный лётчик, полковник Андрей Воловиков, полковник ФСБ Сергей Милицкий и полковник полиции Алексей Новгородов.

Как следует из статута награды, обладатель трёх орденов Мужества при совершении ещё одного подвига может быть представлен к званию Героя Российской Федерации. И хотя офицер, о котором пойдёт речь, не был отмечен высшим знаком ратной доблести – медалью «Золотая Звезда», все, кто его знают, говорят, что этот человек – герой по своему внутреннему состоянию. Он готов прийти на помощь даже в том случае, если ему самому будет угрожать смертельная опасность. Именно поэтому он не раз в жестоких схватках с врагом вызывал огонь на себя, пытаясь при этом спасти других.

Его имя в переводе с греческого означает «защитник». И кажется, сама судьба предопределила его жизненный путь: оберегать, отражать, предотвращать. Да и день рождения совпал с эпохальным событием – полётом первого в мире человека в космос.

Алексей Новгородов, как и большинство советских мальчишек, мечтал служить своей Родине, да так, чтобы она надолго запомнила его. Вскоре мечта сбылась, и вчерашний школьник вступил в ряды Советской Армии, на два года надев форму десантника.

По окончании службы вопросов по поводу определения с профессией не стояло. Хотел работать в милиции. Во-­первых, было желание устроить жизнь по справедливости, по закону. Во-­вторых, он был из династии правоохранителей: дед служил ещё в царской полиции, отец после войны заведовал вооружением в органах внутренних дел.

Выбор своей стези сотрудника уголовного розыска Алексей объяснял просто: быть на переднем крае, то есть там, где ты нужнее всего.

Людям далёким от милицейских будней трудно оценить степень напряжённости и риска, которые на протяжении последующих лет окружали молодого оперативника. Работая в органах внутренних дел, пришлось повидать много человеческого горя, столкнуться с самыми изощрёнными и жестокими преступлениями, быть свидетелем гибели своих боевых товарищей. Позже, с высоты прожитых лет, Алексей Викторович скажет: «Пройти тот путь, который довелось пройти мне, не пожелаешь никому из ныне здравствующих».

По зову сердца

В свою первую командировку на Северный Кавказ Алексей Новгородов отправился по собственному желанию. 1995 год стал переломным для федеральных сил в военной кампании в Чечне. Но бои локального значения продолжались. К тому же сепаратисты, не имея сил для открытого противостояния российским военным, сделали упор на диверсионно­-партизанские операции. И с обывательской точки зрения, ехать из мирной спокойной Москвы в эту «горячую точку», где в любой момент можно было получить пулю или осколок взрывного устройства, было чистым безумием.

Но Новгородов мыслил иными категориями. Всего лишь несколько лет назад на его глазах распалась великая и горячо любимая им страна – Советский Союз. И вот теперь уже Россию враждебные силы пытаются разодрать на части. И если он и ему подобные сейчас не встанут на защиту страны от хищнических лап, то кто ж тогда спасёт Родину?

К тому же Алексей, уже имеющий за плечами опыт оперативной работы, думал, что знакомые ему методы и способы борьбы с криминалом вполне можно будет применить в неспокойной Чечне.

Он понимал, что эффективно выявлять скрывшихся среди мирного населения республики бандитов и громить их логова и базы возможно лишь с помощью оперативного внедрения в их среду. И здесь в качестве образца Новгородов держал в памяти примеры деятельности барона Фёдора Торнау (1810 – 1890 гг.), который первым из русских под видом горца перебрался на южную сторону Кавказского хребта, чтобы собрать необходимую информацию о противнике.

Правда, в свою первую командировку, длившуюся три месяца, оперативнику осуществить всё задуманное не удалось. Однако в ближайшем будущем шансов для самореализации на кавказском направлении ему было предоставлено предостаточно.

Крещение огнём

Вторая командировка на Кавказ не заставила себя долго ждать. 1997 год. Северная Осетия, Владикавказ. Несмотря на то, что активная фаза осетино­-ингушского конфликта пришлась на 1992 год, его последствия ощущались и позже. Так что республика и пять лет спустя жила в достаточно напряжённом состоянии. Повода для расслабления не давала и соседняя Чечня. Хасавюртовские соглашения, подписанные в 1996 году представителями Российской Федерации и мятежной Ичкерии, положили конец первой военной кампании, но, к сожалению, не остановили ни роста сепаратистских настроений в среде незаконных вооружённых формирований, ни разгула криминала на подконтрольной разношёрстному масхадовскому ополчению территории.

В граничащих с Чечнёй районах продолжались регистрироваться грабежи, разбои, убийства, похищения людей. Так, в плен к боевикам попал гражданин Франции, глава офиса Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Северной Осетии. За него бандиты намеревались получить неплохой выкуп.

На поиски француза федералами было брошено сразу несколько оперативных групп, укомплектованных опытными сыщиками.В одну из них входил Алексей Новгородов. Зона поиска – Северная Осетия и Ингушетия. Работа кипела день и ночь. Опрашивались сотни людей, выявлялись лица, готовые к сотрудничеству, информация собиралась буквально по крупицам. Нужно было точно установить местонахождение похищенного иностранца, чтобы направить туда группу захвата.

Однажды по наводке оперативников сотрудники мобильного отряда провели операцию в населённом пункте на границе Чечни и Ингушетии. Блокировав один из домов, освободили заложника. Однако им оказался не разыскиваемый иностранец, а наш соотечественник – Алексей Горький.

Информацию же о нахождении сотрудника миссии ООН удалось раздобыть позже. И используя эти данные, полученные общими усилиями правоохранительных органов, спецназ в 1998 году провёл удачное освобождение француза…

В этой же командировке Новгородов получил «огневое крещение».

– Никогда не забуду первый обстрел, под который попал наш БТР, – вспоминает Алексей Викторович. – Ехали «на броне» через Черменский круг в Ингушетию.
А дело было уже под конец командировки, и мы несколько расслабились. Тяжёлые бронежилеты надевать не хотелось, они лежали рядом. Но когда вблизи засвистели пули, я вмиг влез в свой «броник» и попытался натянуть поверх ещё один, что оказался под рукой (смеётся).

Один из героев повести Николая Куприна «Гранатовый браслет», боевой генерал, говорит: «Ты не верь, пожалуйста, тому, кто тебе скажет, что не боялся и что свист пуль для него самая сладкая музыка. Это или псих, или хвастун. Все одинаково боятся. Только один весь от страха раскисает, а другой себя держит в руках».

Новгородов при случае может рассказать о своей мимолётной слабости, но от него не услышишь о том, как впоследствии при звуках выстрелов он превозмогал страх и, рискуя жизнью, спасал других. Не в этом ли истинная сила человеческого духа?

В новом очаге напряжённости

Свой первый орден Мужества он получил в 1998 году, по итогам кавказской командировки. И казалось бы, можно было остановиться, забыть о «горячих точках» и посвятить себя менее опасной работе в столице. Но как бы ни так! Как только в 1999­-м в УВД по Восточному административному округу Москвы приходит разнарядка на командирование сотрудников милиции в охваченную политическим кризисом Карачаево-­Черкесию, Новгородов первым подаёт рапорт.

В то время выборы главы КЧР, прошедшие в два тура в апреле и мае, привели к серьёзному общественно-­политическому конфликту, в котором присутствовал и этнический фактор. Уже после первого тура голосования в республике начались террористические акты, поджоги и обстрелы избирательных штабов, покушения на

активистов избирательных кампаний. И было ясно, что определённые силы хотят сделать из некогда мирной Карачаево­-Черкесии очередной очаг напряжённости на Кавказе.

В этой накалённой обстановке и пришлось работать Алексею Новгородову и его коллегам. Не раз они пресекали поставки оружия и взрывчатки в республику, предотвращали взрывы, вступали в бой с членами местного бандподполья.

Наиболее памятным оказалось происшествие у Медовых водопадов, которые расположены в долине небольшой горной речки Аликоновки. Хотя это место и не столь удалено от цивилизации, но всё же несколько глуховато. Там-­то, по данным оперативников, и находился большой схрон с оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами, который боевики в «час икс» готовились вскрыть, и всё его содержимое использовать по назначению. И когда милицейская группа, обнаружив и откопав тайник, готовилась к описи содержимого и его вывозу, случилось непредвиденное. К схрону подошли его владельцы. Завязалась перестрелка. И уже не было речи о том, чтобы изымать стволы, патроны и взрывчатку по всем правилам криминалистики.

Тайник подорвали накладным зарядом, после чего в боевом порядке отступили к населённому пункту. В целом задача была выполнена. И самое главное – обошлось без потерь.

Работа Алексея Новгородова в период командировки не осталась незамеченной. В 1999 году его китель украсил второй орден Мужества. К тому же принципиального и напористого капитана заметили в Главном Управлении по борьбе с организованной преступностью МВД России, куда и пригласили на должность оперуполномоченного.

Заговорённый до времени

В августе 1999­-го началось вторжение ичкерийских сепаратистов в Дагестан, затем в октябре последовала наземная операция федеральных сил в Чечне. И в то время, когда на Северном Кавказе гремели бои, Новгородов понимал, что сейчас не время для кабинетной работы. Ему надо быть там, где всего нужней его «оперской» опыт и боевая армейская выучка. И уже в качестве специалиста ГУБОП он вновь отправляется в командировку в южном направлении. Таких командировок в этом памятном году будет три.

И как и в прошлые поездки на Кавказ, верным другом Алексея становится автомат. В условиях боя, который при проведении оперативных мероприятий может разгореться в любую минуту, «калаш» просто незаменим.

Вообще, пользоваться оружием тогда приходилось часто. Например, однажды в городе Аргун оперативная группа, в составе которой находился Новгородов, в районе полуразрушенного комплекса зданий автосервиса подверглась обстрелу из автоматического оружия. Первыми выстрелами был ранен прапорщик милиции Дунаев, который остался лежать на открытой местности. Боевики не добивали раненого, а ждали, когда ему на выручку придут его товарищи, чтобы и их пригвоздить прицельными выстрелами к земле. Милиционеры это тоже понимали и под пули понапрасну не лезли.

– Я сразу определил, что отсюда – с пристрелянной зоны – нам боевиков, скрытых за стенами, не достать, – делится воспоминаниями Алексей Викторович. – Но если зайти чуть сбоку и изменить угол атаки, то вполне можно если не попасть в них, то хотя бы внести сумятицу в их действия.

По-­пластунски Новгородов пробрался по придорожной канаве, вышел из сектора обстрела, зашёл слева и дал автоматную очередь в сторону боевиков. Те, получив прицельный огонь со стороны, отвлеклись от основной обстреливаемой группы и стали бить по смельчаку­-одиночке. Благодаря этому манёвру удалось отвлечь внимание бандитов от раненого, которого тут же оттащили в безопасное место. Так Новгородов, в очередной раз вызвав огонь на себя, фактически спас боевого товарища.

В многочисленных боестолкновениях пули не брали и осколки не секли – так что до поры до времени его считали заговорённым. Это продолжалось до того дня, пока их группа, выехавшая на специальное мероприятие, в декабре всё того же 1999-­го не попала в засаду на окраине Аргуна. По милиционерам били из автоматов и забрасывали гранатомётными зарядами…

После этой командировки на кителе Алексея Новгородова на правой стороне груди появился галун тёмно­-красного цвета – знак ранения, который по своему символическому значению, безусловно, превосходит все другие знаки отличия и награды. Недаром, согласно президентскому указу, крепить на форменной одежде его надлежит выше орденов и медалей. И в этом случае выражение «пролить кровь за Родину» приобретает уже не переносный, а самый прямой смысл.

В 2000 году за отличие в деле наведения конституционного порядка в Чеченской Республике Новгородов был отмечен третьим орденом Мужества и досрочным присвоением специального звания «майор милиции».

Свой среди чужих

Спустя три года было ещё одно возвращение в Чечню, теперь уже в качестве начальника отдела по борьбе с организованной преступностью Временной оперативной группировки органов и подразделений МВД России. И вновь были задержания вооружённых преступников, изъятия оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, вес последних исчислялся сотнями килограммов. И в том, что на улицы Грозного и других населённых пунктов стало можно выходить без опасения оказаться жертвой террора, была немалая заслуга Алексея Новгородова.

Жители Чечни видели, что вокруг ничего угрожающего и опасного не происходит. И им было невдомёк, что эта тишина и покой стоили офицерам-­оперативникам многих усилий и бессонных ночей. Обыватели не знали, что те самодельные бомбы, которые могли лишить жизни их самих и их близких, обезврежены, террористы, которые готовы были пролить невинную кровь, задержаны либо уничтожены. И цена того, что на городской улице ничего экстраординарного не случилось, была известна только людям в погонах, стоящим стеной между мирной жизнью и оголтелым криминалом.

И теперь Алексей Викторович, видя, что Чечня из полыхающего края превратилась в один из самых безопасных регионов России, говорит, что невероятные усилия, нервы, раны и смерть боевых товарищей – всё было не зря…

Если рассматривать биографию Новгородова с точки зрения киносценариста, то с уверенностью можно сказать, что многие эпизоды его службы стали бы хорошей основой для десятков остросюжетных фильмов. Вот только жаль, что большинство оперативных разработок, осуществлённых некогда Новгородовым и его коллегами, до сих пор остаются под грифом «секретно». Как шутит по этому поводу Алексей Викторович, вспоминать можно, рассказывать нельзя. И именно поэтому о них – героях наших дней – мало что известно.

А между тем Алексей Новгородов, противостоя криминалу, не раз ходил, как говорится, по лезвию ножа. На его счету – более сотни внедрений в преступные сообщества. И каждое из таких служебных перевоплощений могло стоить ему жизни.

Вспоминает полковник полиции такой случай: как-­то группа фальшивомонетчиков с Кавказа сбывала крупную партию поддельных долларов, и её нужно было разоблачить и задержать с поличным. Под видом жителя Беларуси Новгородов прошёл процесс внедрения и договорился о покупке «липовой» валюты. Перед началом операции с коллегами было обговорено, что Алексей садится в машину к фальшивомонетчикам, берёт у них «товар», расплачивается, после чего произносит контрольную фразу, которая (через радиомикрофон) служит сигналом для группы захвата.

Однако финальная стадия операции пошла по совершенно другому сценарию. Не успел «белорус» продемонстрировать преступникам настоящие доллары, не тем более обменять их на фальшивки, как подбежали спецназовцы, всех выволокли из машины и положили на землю…

Когда Новгородов оказался тет-­а­-тет с руководителем операции, он, не стесняясь в выражениях, начал высказывать претензии по поводу несвоевременных действий СОБРа. Надо, мол, было дождаться обмена, чтобы зафиксировать факт преступных действий злоумышленников.

Руководитель терпеливо выслушал разгорячённого офицера, после чего объяснил свои действия и распоряжения. Оказалось, что в машине преступников тоже был установлен микрофон, и весь их разговор прослушивался. Ещё до встречи с покупателем они договорились убить «клиента» и забрать имеющиеся при нём деньги.

А когда Новгородову показали внушительных размеров нож, которым режут скот и которым – промедли группа захвата несколько минут – его могли убить, оперативнику стало стыдно за свою горячность.

Этот урок он усвоил твёрдо, и когда сам стал планировать операции по разоблачению и задержанию преступников, уже не понаслышке знал, что такое ответственность за жизнь своих сотрудников.

Не славы ради

Четвёртый орден Мужества полковнику полиции Новгородову был вручён в 2008 году за раскрытие сложнейшего уголовного дела. Рассказывать о нём, к сожалению, тоже не позволяют условия секретности. Но можно констатировать, что благодаря усилиям оперативников миновала угроза жизни для сотен людей. И тем, кто, рискуя собой, разматывал этот криминальный клубок, нужно поклониться до земли.

Возможно, когда­-нибудь придёт их звёздный час, и так же, как некогда писатели Аркадий и Георгий Вайнеры, подняв из архивов материалы уголовных дел давно минувших лет, написали сначала роман «Эра милосердия», а затем сценарий к фильму «Место встречи изменить нельзя» (1979 г.), кто-­нибудь облечёт в литературную форму рассказы о подвигах современных Жегловых и Шараповых. И тогда люди, наконец, узнают о неизвестных героях, которым страна обязана спокойствием и процветанием.

Алексей Викторович не из тех, кто при каждом удобном случае демонстрирует окружающим боевые ордена. В первый и последний раз он прибег к тому, чтобы напомнить руководству МВД о своих заслугах, было сделано ради коллектива. Дело в том, что в 2008 году, после Указа Президента Российской Федерации о ликвидации службы по борьбе с организованной преступностью, многие высококлассные специалисты, называемые в милицейской среде «штучным товаром», могли остаться не у дел, хотя работы для них хватало. И тогда по предложению полковника милиции Новгородова на базе Департамента экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России было сформировано ещё одно подразделение, в состав которого вошли бывшие оперативники ГУБОП. Их опыт впоследствии очень пригодился при раскрытии громких уголовных дел.

P.S. Если б не настояние врачей, Новгородов ни о каком «заслуженном отдыхе» и не помышлял бы. Работа, полная стрессов, как выяснилось, здоровья не прибавила. Но Алексей Викторович и по сей день полон оптимизма и планов на будущее. Он по­-прежнему думает, что только государство, имеющее высококлассную полицию, может считаться сильным и благополучным. И какие бы ярлыки на протяжении разных исторических эпох ни вешали на органы внутренних дел, они всё равно продолжают оставаться той организацией, что хранит общество от беды, сдерживая все деструктивные силы.

Эти убеждения он сумел передать и сыну, который так же, как некогда сам Алексей Викторович, пошёл по стопам отца и сегодня носит погоны капитана полиции. Это ли не высшая жизненная награда для седого полковника.

Владимир Патрин

Фото Юрия Пирогова и из личного архива А.В. Новгородова

16.12.2015
http://www.ormvd.ru/pubs/103/calling-the-fire-itself/